Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

лицо

Владимир. Слухи о пожаре, или тайное не всегда становится явным

_MG_5586.jpg01

В 1879 году население Владимира-на-Клязьме взбудоражено было слухами о катастрофе. В разных местах города, у разных людей стали появляться письма о громадном пожаре от поджога, который случится вскорости. Город заволновался; с быстротою молнии стоустная молва повторяла самые невероятные слухи: говорили, что в известный день и час зарево пожара озарит город сразу с 16 концов.

Среди улиц, назначенных к поджогу, особенно часто называли Мещанскую и Солдатские слободы. Указывали лиц, к которым подкинуты анонимные письма с предостережениями. Затем объявлено было, вполне официально, что никаких писем никто и не думал получать.

Тем не менее, молва передавала содержание этих писем. Так, говорили, будто бы, одно письмо содержит в себе следующие слова: «Днём жарко, ночью детей жалко; ждите рано утром или поздно вечером».

Collapse )
лицо

Триест. Война против шиньонов

_MG_4277.jpg01

Летом 1875 года в городе Триесте, принадлежавшем тогда Австро-Венгерской империи, свирепствовала необыкновенная война, вошедшая в историю под названием «Война против шиньонов». Женщин, выходивших из дому в шиньонах, окружала немедленно толпа с криками: «Abbasso il chignon! Abbasso la stoppa!», что в переводе с италианского означало «Долой пучок! Долой паклю!». Несчастных подвергали насмешкам, а нередко и оскорблениям.

Этот род крестоваго похода начался 17 июня и продолжался следующие дни, не взирая на вмешательство полиции и множество произведённых арестов.

Collapse )
лицо

Константинопольский карамболь

_MG_1513.jpg01

10 мая 1879 года, Константинополь

«В этот день случилось следующее происшествие. В один из уединённых ресторанов окрестностей Перы, где имеются уютныя отдельныя комнаты, хорошенький садик, хорошая кухня и скромная прислуга, около трёх с половиною часов пополудни приехали четыре дамы. Дамы были молоды, хороши собою и одеты по-европейски, но туалет их был не безупречнаго вкуса и по их жестам, по способу подымать платье и по их манерам легко было узнать в них переодетых турчанок. Действительно, это были дворцовыя невольницы, известные под названием «сераялей»; кавалеры их, двое турок из высшаго класса, не замедлили к ним присоединиться. Но удовольствие, на которое они разсчитывали, было непродолжительно.

За бедными сераялями следили. Вскоре по приезде их, ресторан и сад были окружены отрядом жандармов, по-турецки - заптиев. Офицер заптиев потребовал немедленной выдачи виновных. Сераяли пришли в глубочайшее отчаяние, но люди, находившиеся в ресторане, употребили все средства спасти их: их запрятали в скрытое место.

Collapse )
лицо

Про Ханты-Мансийск и географическую трагедию

_MG_2519.jpg01

В 1931 году, всего через год после начала строительства нового посёлка Остяко-Вогульск (будущий Ханты-Мансийск), призванного закрепить ленинскую национальную политику среди некультурных аборигенов, руководители стройки были арестованы. Официально им предъявили стандартные для того времени обвинения: вредительство и связь с кулаком. Вопрос с кулаком очевиден: большинство рабочих на строительстве было сосланными кулаками и, не установив с ними связь типа «начальник-подчинённый», невозможно было строить посёлок. А вот вредительство действительно было. Многие здания уже через год после постройки скособочивались, рассыхались и норовили упасть. Враги народа пытались свалить свою вину на повышенные обязательства и встречный план, но просчитались. Суровый, но справедливый народный суд приговорил начальника стройки и его подручных к расстрелу.

Но была у жёсткого приговора и иная, скрытая ото всех причина. Вот что рассказал нам известный свердловский историк, специалист по югорским древностям Павел Анатольевич.

Collapse )
лицо

Про Ягурьях, нетопырей и саламандру-зверя



I

После Гражданской войны объявился в Ягурьяхе китаец. Никто не знает, где его красные подобрали. Говорят, ходи ещё до империалистической нанимались в России строить железные дороги и разное другое полезное. Вот и попал под призыв. На вопрос, как звали его, деревенские скалились и разными скабрёзностями сыпали. Кое-как удалось выяснить, что записан был под фамилией Ван, а откликался на имя Иван.

Collapse )