Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

лицо

Кашин. Вокруг Болотной площади

_MG_9830.jpg01

1
От Воскресенского собора на север, мимо ЗАГСа, смотрящего на промплощадку, к запушенному пустырю. Это Сад Тургенева, бывшая Болотная площадь. Замызганный пустырь с расставленными по краю его чудесными особняками; пожалуй, лучшими образцами гражданской архитектуры города. Обитель излишеств. Или изяществ, если русский язык допускает такую конструкцию))

На дальнем конце площади - особняк в два этажа с мезонином. Его зовут Соборным домом, и Б.М. Кириков в своём обстоятельном описании обещает наличники с лучковыми сандриками, заглубления кувшинообразного абриса в полях лопаток нижнего этажа и «вихревые» розетки. Такое пропустить нельзя.

Collapse )
лицо

Про Ханты-Мансийск и Довлатова с Кафкой

_MG_7805.jpg01

Беллетристы всё ещё в большом долгу перед географией. Смотрите: Париж или там Петербург мы знаем досконально, даже не побывав в них. После рассказов Сименона каждый скажет, какое учреждение находится на набережной Орфевр, из какой пивной комиссару Мегрэ приносили пиво и в какие кафе он заходил по дороге домой пропустить стаканчик. А Петербург, описанный Достоевским и не только им? Эх, да что там говорить! Есть, есть счастливые города…

И в то же время про многие деревни, сёла и рабочие посёлки мы не сможем сказать ни слова. И не только потому, что судьба не занесла туда в командировку или к армейскому дружку, а и потому, что господа писатели не хотят помещать своих героев в их улицы и закоулки. Вот о чём надо бы задуматься губернаторам и градоначальникам в условиях повышения туристической привлекательности!

Collapse )
лицо

Верона. По набережной Адидже

_MG_7333.jpg01

1
После веронского Дуомо, фрески которого П.П. Муратов назвал слагающими светлые и сильные краски в нервические диссонансы и в струнные гармонии, я пошёл в сторону реки. Хотелось сделать передышку, взять паузу.

От Пьяццы Дуомо кривой переулок выводит к Адидже и мосту Гарибальди. По противоположному берегу реки, по кромке парка имени Чезаре Ломброзо, автора курьёзной книжки «Гениальность и помешательство», и далее, до каменного моста, Понте Пьетро – таков был мой бесхитростный план.

Collapse )
лицо

Про Тобольск, Конька-Горбунка и орден св. Станислава

_MG_1919.jpg

В Ханты-Мансийском художественном музее хранится орден св. Станислава III степени. Вполне заурядный орден, такими, начиная с 1831 года, в России награждали мелких чиновников, проявивших служебное рвение, либо их же, но за выслугу положенных лет. Впрочем, увидеть его в экспозиции вы вряд ли сможете. Во-первых, потому что других орденов в коллекции музея нет, а выставлять его в одиночестве – много чести. А во-вторых, потому что это опасно.

Орден перешёл в запасники музея из коллекции личных вещей художника Игошева, после объединения всех музеев города в единую дирекцию. Как он попал к Игошеву – история отдельная и удивительная. Однажды мы непременно расскажем и об этом. Теперь же нас интересует сам орден и то значение, какое он имеет для изящной словесности.

Collapse )
лицо

про Пушкина и наводнение 1824 года

в 1824 году в Санкт-Петербурге случилось большое наводнение. лил дождь, сверкали молнии, а жители барахтались в холодной воде и тонули, тонули, тонули

граф Александр Христофорович Бенкендорф в это самое время стоял на балконе с государем императором Александром I и смотрел в лорнет на происходящее безобразие. как он был истинным русским патриотом, то не смог просто так стоять и, не снимая мундира, аксельбантов и двух орденов святого Георгия, полученных по причине личной храбрости, бросился в воду

весь день он плавал мелкими саженками, спасал простой народ и вытаскивал его на берег. а там уже военный губернатор Санкт-Петербурга Михаил Андреевич Милорадович подхватывал недоутопленников подмышки и относил на заботливо постеленную рогожку. так истинные русские патриоты Бенкендорф и Милорадович спасли много христианских душ

а что же делал в это время Пушкин? он был скромным человеком и показное человеколюбие было ему чуждо. поэтому он одел дворницкий армяк, накладную бороду, нахлобучил шапку по самый нос, сел в лодочку и поплыл спасать питерцев. поэт наполнял ими своё утлое судёнышко и свозил на берег

- ах вы, зайцы - ласково приговаривал при этом Пушкин

через много лет Николай Александрович Некрасов услышал историю про неузнанного старика, спасшего множество санктпетербуржцев и, что особенно ценно, санктпетербурженок. Некрасову история понравилась, но по причине острой нелюбви к городу на Неве, он при написании своей бессмертной поэмы заменил людей на зайцев
лицо

Про Павловск, Пушкина и кота-баюна

_MG_5092.jpg

Инженер Собакин, несмотря на свою обстоятельную профессию, был романтиком и отчаянным пушкинолюбом. В прошлом году, например, он специально ездил в Одессу. Посидеть на лавочке, погреть лицо на южном солнце, представить себе Пушкина в феске и с тростью, сделанной из ружейного ствола.

Вообще-то инженер ехал на юг, на воды. Матушка была непреклонна и настояла, чтобы он оставил на время работу и занялся, наконец, своим здоровьем. Но по дороге Собакин уступил соблазну и решил заехать в город Павловск Воронежской губернии, который стоял на старом тифлисском тракте.

Collapse )
лицо

Про Воронеж, бывших Пушкиных и фальшивые ассигнации



Дети воронежского Губернатора А.М. Пушкина – Михаил и Сергей - очень нуждались в деньгах. Жизнь, которую они принуждены были вести - платье от парижских портных, обеды в ресторациях, три бала ежегодно и прочая, и прочая, и прочая – требовали немалых расходов. А великим богатством Господь их не наградил.

Впрочем, братья Пушкины были людьми жовиальными и смышлёными. Они полистали книжки, послушали умных людей и решили: всем хороша Отчизна, но вот денег в ней для полного счастия не хватает.

Collapse )